mi_ze: (Default)
Джойс - так уж получилось - стала моим единственным учителем английского в Канаде.

Когда мы уезжали из России, мое знание английского ограничивалось школьным запасом сорокалетней давности и сдачей кандидатского минимума. В Израиле, при абсолютном незнании иврита, считалось, что мой английский годится для общения с папиными врачами.
Но в Канаде я, конечно, пошла на языковые курсы. Определили на третий уровень, где изучалась грамматика. Я быстро ее вспомнила и попросила перевести меня на четвертый, разговорный. Но мне отказали. Тогда я с этих курсов ушла и стала раздумывать, как бы мне заговорить.

Тем временем прошел год нашей жизни в Канаде, мы заключили кабальный договор с банком и, почти не имея денег, купили дом.
Дом в целом был неплохо отремонтирован, однако, его надо было приспособить к нашим вкусам. Распределили работы, и мне, в соответствии с низкой моей квалификацией, досталась покраска забора.
Поскольку в обозримых окрестностях не видно было никого, кому, по примеру Тома Сойера, можно было бы передоверить это увлекательное занятие, я потихоньку водила кистью по забору и мурлыкала песенку. Благо, соседи все на работе, в нашем спальном районе тишина и безлюдье.

Вдруг вижу, по нашей пешеходной дорожке деловито шагает женщина. Небольшого роста, с морщинистым лицом, с подчеркнуто прямой осанкой. Одежда аккуратно подобрана в цвет, песочные кудерьки подвиты, губки подкрашены. Поздоровались, как это здесь принято, она кинула взгляд на мою работу и прошла мимо.
Часа через полтора идет обратно. Я продолжаю красить. Женщина остановилась, начала что-то говорить. Я поняла в целом, что она одобрительно высказывается о моем трудолюбии, но ответить могла только улыбкой и неопределенным мычанием - из почтения к носителю английского мой язык намертво прилип к нёбу. Женщина сделала еще одну попытку, улыбнулась и ушла.Read more... )
mi_ze: (Default)
Фанечка стоит у окна и слушает, как поет соседский Йоська. Поет Йоська по-русски - oн учится в реальном, в городе. Фанечка тоже хотела бы в городе учиться, но папа сказал, девочке хватит домашнего обучения на идиш. А Йоська где-то в городе подхватил эту песню и вот теперь громко поет, чтобы Фанечка слышала.
- И у раввина подрастала дочка Ента,
- Такая гибкая, как шелковааяа лента,
- Такая белая, как мытая посуда – с особенным удовольствием выпевал он –
- Такая умная, как целый том талмуда.
Фанечка подходит к зеркалу. Да, сказать, что такая уж гибкая - неправда будет. Но это бы еще ничего. А вот насчет мытой посуды – это Йоська нарочно поет, дразнится. Нос и щеки Фанечки покрыты крапинками-веснушками. Сейчас осень, их не очень заметно, а весной что будет!
- Умная - думает Фанечка. – Где же тут в местечке набраться ума, когда учит только мама?
Мама у Фанечки красивая, полная, веселая и больше всего любит играть в карты с соседками. Папа говорит, хозяйство у мамы в загоне. Фанечка тоже не очень-то любит хозяйственные дела. Приходится, конечно, но куда интереснее бегать с мальчишками или слушать по вечерам рассказы папы о Торе. Вот сестра Хана, всего на год старше Фанечки – она-то такая хозяйка, лучше мамы! Хана говорит, папа прав, идиша для девочки с верхом хватит, а у Фанечки просто шило в попе.
Папа совсем не такой, как мама. Он худой, тихий и каждый вечер после работы допоздна сидит над Торой. Папа в местечке лучшим знатоком Торы считается после ребе.
Но святости в доме не очень-то много – улыбается Фанечка. Сварить компот до исхода субботы – обычное дело. Ну, конечно, приготовить в шаббат суп – это уже хуцпа, так мама говорит. Фанечка знает, по-русски хуцпа значит нахальство, она только не понимает, почему варить суп в шаббат нахальство, а компот – нет.
Папа худой такой, потому что кожевенное дело вредное, там испарения. У папы отец был кожевник и все папины братья – кожевники. Папа хотел, чтобы фанечкин брат Моисей тоже стал кожевником, но Моисей сказал, что теперь, после переворота, черту оседлости сняли, теперь можно ехать учиться, куда хочешь - и уехал в Москву. Сначала он там рабфак закончил, а потом поступил в университет! Моисей самый умный на свете и самый красивый. Моисей приезжает летом, понемножку учит Фанечку правильно говорить по-русски и сказал ей секрет - он хочет быть ученым, профессором.
-Но вот случилась революция в Каховке,
-Переворот случился в ентиноой головке – ехидно поет Йоська.
И зачем только Фанечка ему сказала, что хочет учиться! Теперь совсем задразнит. Нашла, кому говорить.
- Тогда приехал на Каховку предревкома – заливается Йоська
- Иван Иванович, красавец чернобровый,
- И галифе, и френчик на нем новый,
- И сапоги шевро.
Предревкома – Фанечка у папы спрашивала – это председатель революционного комитета. Так русские говорят, чтобы короче было.
- Как же – думает Фанечка – увидишь тут красавца. Останешься в местечке – за кого замуж выходить, за рыжего Йоську? Положим, Фанечка и сама рыжая, таки-да, это правда – ну тем более! Это что же, и дети пойдут рыжие-конопатые?
- Нет – решает Фанечка – завтра опять пойду к папе проситься ехать в Москву к брату. Я быстрая, с одного раза все запоминаю и навсегда! Я буду хорошо учиться! Ой, ведь опять не отпустит - а сейчас осень, как раз принимают на рабфак, Моисей говорил...Read more... )
mi_ze: (Default)
Есть у меня приятельница в России. Она врач, причем врач думающий, много читающий, использующий для лечения не только лекарственные, но и нетрадиционные методы. Она кандидат медицинских наук, и давно была бы доктором этих наук, если б не излишняя принципиальность и самостоятельность. Однако, в своем городе она врач известный, консультирующий.
И была у нее мечта. Мечта была такая - объединить лекарственные методы лечения с народной медициной и особенно с психотерапией. Потому что мы-то только поговорку знаем "все болезни от нервов", а она давно это исследует, у нее картотека накопилась, она поняла, что с применением методов психотерапии можно добиться гораздо больших результатов - в общем, можно лучше служить человечеству. В соответствии с ее врачебной клятвой. Read more... )
mi_ze: (Default)
Вот рассказ, который я в отпуске написала.

КЛУБОК ИЗ НИТОК НАШИХ ЖИЗНЕЙ

Многое взаимосвязано и тесно переплетено в этом лучшем из миров - даже если не все из вас согласны со мной, что наш мир – лучший.

История, которую я хочу рассказать вам, дети, похожа на клубок, свитый из ниток разного цвета и разной длины. Каждая нитка - чья-нибудь жизнь. Потянешь за одну ниточку – разворачивается история, она тащит за собой другую, та - третью. Не имеет значения, за какую из ниточек потянуть первой.
Можно начать, например, с истории нескольких диссидентов, решивших однажды покинуть родную страну без разрешения властей. Потому что таких разрешений в то время, как известно, не давали.
Можно – с истории маленькой девочки, которой подарили однажды книгу об Индии.
Можно – с истории другой маленькой девочки, жившей в другое время, которая не хотела учиться музыке, а хотела бегать во дворе, как все люди.
А можно – с истории еще одной девочки, которая жила гораздо раньше и , наоборот, все бы отдала, чтобы учиться музыке, но ее не учили.
Вот с ее истории я, пожалуй, и начну.Read more... )
mi_ze: (Default)
Соня читает "К востоку от рая" Стейнбека. Между прочим, у ребенка завтра экзамен по психологии, готовиться не начинала. Я, конечно, понимаю, что такие книги - лучшее пособие по психологии, чем учебники - но ведь надо еще, чтобы преподаватель придерживался того же мнения.
Да, так поднимает будущий психолог глаза от книги и говорит задумчиво:
- Книги гораздо интереснее, чем большинство людей...
- Но, Соня, ведь книги ты читаешь рекомендованные дома, избранные. Я вот так и прожила, с книгами общаясь. Чтобы к концу жизни понять, что живые-то люди - интереснее.
Read more... )
mi_ze: (Default)
В 1996 году мы уезжали из Израиля в Канаду. На семейном совете было решено, что дети останутся лишний месяц в Израиле со мной, а детские родители за этот месяц снимут в Торонто жилье и обустроят его, чтобы малышам приехать не в неизвестность, а домой.
Read more... )
На пригорок приходила с внуками моя дорогая Юдит, вдова художника Семенова, худ. редактора "Невы". Read more... )
mi_ze: (Default)
В связи с очередной годовщиной повторяю свой прошлогодний рассказ для новых френдов и для тех, кто захочет вспомнить.

Эта история началась больше, чем полвека назад и произошла она в громадной стране, которой уже нет на глобусе.
В большом провинциальном городе жила еврейская семья - папа, мама и трое детей. И еще дедушка.
Так как папа был директор довольно большого завода, семья жила не в коммуналке, а в отдельной квартире. А так как папа был человек совестливый и все время уступал очередь на жилье тем, кому оно нужнее, квартира эта располагалась в полуподвальном помещении. Но там все же были две комнаты, из одной даже удалось выделить закуток для дедушки.
Read more... )
mi_ze: (Default)
Вчера ездила я с экскурсией на водопады вокруг Гамильтона. Об экскурсии надо писать отдельно - синяя, розовая и золотая онтарийская осень, падающая вода на фоне осенней листвы...
Замечу только, что водопадов мы осмотрели десять, и к каждому приходилось идти, а то и спускаться (а потом подниматься) ступенек эдак на 150. В общем, как сказала наш гид: "Я знаю, вы устали. Но дома, стоя под душем и сидя потом за чашкой горячего чая, вы с удовольствием будете вспоминать это путешествие."
И вот, прилично-таки усталая, я предвкушала уже свое недалекое счастливое будущее - тут автобус останавливается, и нас высаживают как раз напротив дома моей подруги. А подруга значительно меня старше, не очень-то здорова, не слишком благополучна, живет в субсидированном доме для пожилых, мы давно не виделись, я скоро улетаю надолго. И решаю я все же зайти к ней, хотя уже стемнело и домой очень хочется.
Подхожу к ее 14-этажному унылому дому, где на скамейке сидит обычная стража из нескольких более-менее ходячих старушек, которые всех видят и все знают. Вдруг прямо передо мной на пустом асфальтовом кольце останавливается такси, шофер-сикх со злостью вытаскивает багаж, из такси с трудом вылезает старик-инвалид на двух палках, с перекошенным ртом - видно, после инсульта - и, переложив палки в одну руку, берется за ручку самой маленькой сумки. Тут же чуть не падает. Read more... )
А подруги дома не оказалось, в гости ушла.
mi_ze: (Default)
Когда много лет назад в наш дом пришел мальчик - дочкин муж - он окинул квартиру задумчивым взглядом и сказал две сакраментальные фразы:
-пора делать ремонт - и
-этот телевизор надо усовершенствовать.
Ну, о ремонте я как-нибудь отдельно, эта тема требует длительного развития.
А работа с телевизором началось немедленно. Несчастный был разобран полностью и полностью же усовершенствован. Изображение и звук стали безупречными, после чего перфекционист совершенно потерял к нему интерес. И долго-долго в комнате на одном краю стола стоял экран, откуда шло изображение замечательного качества, на другом краю примостилась задняя панель, а между ними по столешнице в прихотливом, одному только нашему мальчику известном порядке, вились телевизоровы кишки. Провода, то есть.
О, провода! Это больная тема! В двух спальнях нашего дома стоят письменные столы. Вернее, письменные агрегаты. Потому что письменный стол, как мы в раньшее время его представляли - нечто совершенно другое. Каждый из них занимает полкомнаты. Агрегаты выполнены в виде буквы П с чудовищно, градусов на 90, растопыренными столбами. На короткой перекладине - монитор. Между столбами - кресло, а под креслом! Там провода. Как змеи в брачный период, сплелись в экстазе. Под столбами же - там стоят коробки неизвестного назначения. Очень много, места нет пустого на полу. Все коробки включены всегда, в любое время суток, и - мигают. И они горячие!
Наши корифеи - их уже двое, два мальчика - не разрешают до их драгоценных проводов дотрагиваться. Но под всем этим хозяйством хоть изредка приходится пол мыть. Поднимать и двигать провода, стирать пыль с коробок. Что поделаешь, такая домохозяйская доля.
И я боюсь. Настанет миг, коробки синхронно мигнут, дом взлетит на воздух и повиснет на этих чертовых проводах. А я взлечу выше всех и окину прощальным взором земной шар с трогательно маленьким Израилем где-то на юго-западе. И только успею проговорить - Хаверим шели! Шана това! У метука! Гмар хатима това! Лекулям!
mi_ze: (Default)
Давным-давно смотрела я узбекский фильм. Фильм был весьма так себе, но один эпизод запомнился на всю жизнь.
В большую узбекскую семью приезжают гости. Прием, как это принято на Востоке, теплый, сердечный и длительный. Через несколько дней, прощаясь, гостья подзывает девочку, дочку хозяев, вынимает из ушей серьги - сами понимаете, не алюминиевые со стеклышками - и вдевает ей в ушки.
-Ах, Вы ее балуете - протестует хозяйка.
-Девочек надо баловать - отвечает гостья. Если девочку не баловать, из нее вырастет не женщина, а ломовая лошадь.
Вот их из нас и выращивали. И это чудо, что природа все же брала отчасти свое, мы доставали какие-то одежки и старались выглядеть женщинами. Но внутри мы были - ломовая лошадь.

А теперь я скажу забавную вещь.
То, что я пишу эти строки, означает, что внутри я, однако, таки женщина.
mi_ze: (Default)
Посвящается Топсике ;))
А я часто вспоминаю ощущение, когда из холодного светлого автобуса с выхолощенным кондиционерным воздухом выходишь в темную, темную ночь, и тебя окутывает парной теплый воздух - и запахи, запахи! Дорога из Тель-Авива в Ашдод... Этот первый вдох, еще на нижней ступеньке автобуса - он как мгновенный перенос из Запада в Восток.
И волшебная, потрясающая дорога в Иерусалим, когда ты именно восходишь, виток за витком, а необыкновенный, удивительный, белый Город, неторопливо поворачиваясь, холм за холмом показывает себя: "Отсюда погляди на меня! А здесь я какой! А с этой стороны?"
mi_ze: (Default)
Самый лучший день года - первое января. Все нагулялись, выспались, все
дома. Впереди длинный, совершенно свободный день. На свежевымытом после вчерашних гостей желтом полу солнечные прямоугольники.
Под елкой гора подарков. Каждый, даже самый маленький, упакован отдельно с приложением красивой карточки, от кого и кому. О, это целая наука. Задолго до праздника придирчиво выбирается нарядная бумага и прочие аксессуары. Потом не меньше трех часов уходит на оформление - есть у нас свой специалист по этому делу.
Народ завтракает (кто может после вчерашнего) и ждет, когда же проснется последний засоня, чтобы приступить к торжественному ритуалу открывания подарков. Посреди комнаты стоит большущий пустой пакет, готовый принять бумажные упаковки.
Первой не выдерживает кошка Киска. Она подходит к елке, безошибочно
подцепляет когтем три своих подарка, разворачивает их зубами и когтями и
начинает тереться об них мордой, впитывая восхитительные кошачьи запахи - не знаю
уж, что туда намешано, но она счастлива. Народ в полном восторге.
Маленький гость почтительно спрашивает: "Мама, правда, эта кошка умеет
читать? Она ведь прочла на карточках, что эти подароки - ей!"
Всего хорошего всем в Новом Году!
mi_ze: (Default)
В одном из интервью с Бродским я прочла о его идее помещать в транспорте короткие стихи. Он считал, что приобщение максимального количества людей к поэзии будет полезно для - не помню точную формулировку, но что-то вроде смягчения нравов общества. Стихотворения должны быть лаконичными и запоминающимися. Он даже сочинил специально для такого случая:

I am tough
And you are tough,
But who will write
Whose epitaph?

Я крутой
И ты крутой,
Но кто напишет
Чью эпитафию?

Эти стихи были помещены в транспорте, и Бродский получил письмо от одного полицейского, чем очень гордился. Полицейский спрашивал, не криминальный ли случай имеет в виду автор. Нет - ответил автор - это скорее о писателях. (Пишу по памяти, но за смысл ручаюсь)
Помню, я тогда подумала о наивности поэтов. Кто будет читать эти стихи, чьи нравы они могут смягчить?

Потом вспомнила рассказ знакомых, что в супермаркетах Парижа лежат грудой комиксы с историей Франции, и пока мамы закупают продукты, дети роются в этих комиксах, берут их домой, если хотят, и что-то в головках застревает.

Прошло несколько лет, я ехала в торонтском метро, подняла взгляд к рекламе под потолком вагона и вдруг увидела знакомое: "I am tough..." Я не поверила своим глазам, встала, подошла поближе - действительно, портрет Бродского, несколько строк его биографии и это стихотворение.
И преамбула: с этого стихотворения Бродского, как инициатора, муниципалитет Торонто начинает помещать в вагонах метро стихи англоязычных поэтов.
С тех пор я всегда ищу в вагоне метро зеленоватоголубой прямоугольник с портретом автора, короткими строчками биографии и стихами. Я спрашивала у молодежи - говорят, читают они эти стихи: ехать долго, делать нечего.
Торонто - город эмигрантов, какие только лица не увидишь в метро. Общественным транспортом пользуются, в основном, эмигранты, и то, что муниципалитет принял такое замечательное решение, удивительно и приятно. Удивительно приятно!
mi_ze: (Default)
Не раз уже поднималась в ЖЖ тема - "Зачем нам ЖЖ?"

Вот выдержка из моего письма брату в Германию.

Что касается ЖЖ и моей жизни в нем, могу две вещи сказать.
Первое - безусловно, я так много времени провожу в ЖЖ из-за недостатка личного общения. У меня его в избытке быть не может ввиду интравертности и большой избирательности. И второе - уровень общения. Людей, с которыми мне доставляет удовольствие поговорить в ЖЖ и почитать их - в непосредственной близости от меня не наблюдается. Да в таком количестве в одном месте их и быть не может.
То есть, конечно, вокруг есть много хороших людей, с которыми можно говорить на бытовые темы, и это прекрасно. Но недостаточно. Как говорил сам знаешь кто, я могу обойтись без необходимого, мне бы немножечко лишнего. Немножечко роскоши, а в ЖЖ находишь людей, действительно талантливых, и, что очень важно, близких по мировосприятию. Есть хорошие поэты, один из них, я думаю, в ряду лучших известных мне и самый сильный из ныне живущих. Есть талантливая молодежь, за развитием которой очень интересно следить. Есть проза такого уровня, который я почти не вижу в печатных изданиях. Есть несколько человек, с которыми хочется поделиться своими стихами - двое в Израиле, одна в Калифорнии. Есть люди, показывающие интересные фотографии - например, один летчик, он фотографирует из самолета, и его снимки закатов или встречных самолетов бывают удивительными.
Не думаю, что у вас в Германии - или где бы то ни было - может быть в избытке общение на таком уровне, как здесь говорят, в реале.
В основном здесь, конечно, тусовка - ну, а что ж, при недостатке общения, количественном или временнОм, это тоже важно. К тому же, я уже знаю, кого читать. (Кстати, тебе интересно будет, там есть несколько человек, живущих в Японии.)
Еще один важный момент: может случиться так, что кому-то понадобится твоя помощь, кого-то ты можешь поддержать. Или кто-то поддержит тебя.
Ну и, наконец, может повезти и постепенно из реплик, комментариев, постов вырисуется кто-то, настолько близкий по, опять же, мировосприятию, что становится возможным заговорить и на личные темы. Я так сблизилась с одной жительницей Израиля, и мы по крайней мере раз в неделю болтаем по ICQ.
Вот мои личные соображения в пользу ЖЖ.
Соображения не в пользу - времени это дело отнимает немеряное количество. Постоянно хочется выйти из своего круга куда-нибудь в сторону, где тоже что-то интересное. Решение ограничить круг френдов до ста, что обеспечивает прочтение френдленты полностью, выдержать невозможно. Те, кто могут на работе хотя бы в маленький перерыв залезть в Журнал - тем еще ничего. А те, кто тратит свое свободное время в чистом виде - тем труднее. Я стала заметно меньше читать, глаза не выдерживают. Не говорю уже, что дом страдает.
И все же, все же, все же... Будет очень жаль, если ввиду нынешних гастрономических мероприятий придется от ЖЖшной жизни отказаться. Однако иметь что-то общее с грязью и не запачкаться ведь невозможно. Вот и жду инициативу продвинутых юзеров - может, все дружно встанем и куда-нибудь переместимся?
Такие дела.
mi_ze: (Default)
По материалам Феликса Шустера, замечательного экскурсовода. Фотографии Нины Заславской.

"И потому они рождаются, чтобы жить,
а мы - чтобы писать об их жизни" - Искандер (по памяти)

Век за веком движется по накатанной орбите Земля, и в каждом веке на Земле рождаются яркие личности, изменяющие жизнь своего маленького района, своего края, своей страны, а то и всей планеты.
Вот рассказ о людях, которые в разное время жили, работали и изменяли наш небольшой кусочек планеты
(Канада, провинция Онтарио, город Торонто, район излучины реки Хамбер)
в соответствии со своими мечтами и планами, с помощью таланта и работы.

Время - семнадцатый век.

Люди - Самуэль Шамплейн и Этьенн Брюллэ.

Давным-давно в бедной фермерской семье на севере Франции жил мальчик по имени Этьенн Брюлэ. В 17 лет он завербовался юнгой на корабль, который шел в невообразимо далекую землю. Земля эта сейчас известна как Канада, а тогда называлась Новая Франция.
Губернатором и исследователем Новой Франции был Самуэль Шамплейн, умный и дальновидный человек, написавший несколько книг о раннем периоде колонизации Канады. У Шамплейна возникла интересная идея - набрать группу юношей, которые проведут год с индейскими племенами и соберут повседневную детальную информацию об их жизни.
Этьенн был включен в группу, и ему настолько по сердцу пришлись эта работа и образ жизни, что следующие 30 лет он провел, охотясь и кочуя с племенем гуронов. Неутомимый исследователь, он был первым европейцем, посетившим все пять Великих Озер и побывавшим в устье реки Делавер. Собранные им материалы о крае Великих Озер и жизни индейцев послужили основой для книг Шамплейна.
Французские документы упоминают о Брюллэ, в основном, в негативном контексте: отцы-иезуиты не без основания считали, что его отношение к индейским девушкам не соответствует принципам христианской морали.
В далеком 1615 году Этьенн Брюллэ впервые увидел синеву озера Онтарио с холма в излучине реки Хамбер, идя с гуронами на переговоры с ирокезами. Путь этот был для индейцев столь же важен, как путь из варяг в греки для славян.
В последующие 175 лет визиты европейцев в долину реки Хамбер были связаны только с торговлей пушниной. В отличие от первопроходцев на территории нынешних Соединенных Штатов, которые осваивали лесные, болотистые или запесоченные земли, создавая сельскохозяйственные поселения, переселенцы на территорию Канады занимались только сбором шкур у коренного индейского населения, выменивая их на бусы, железные ножи и топоры и на спиртное. Сельское хозяйство они не создавали, ожидая, когда придет из Европы корабль за пушниной и привезет продовольствие. Вероятно, по этой причине в Канаде до сих пор освоена только узкая полоса земли на юге.

Время - восемнадцатый век.

Сэр Джон Грейвз Симко.

Джон Симко был первым лейтенант-губернатором Верхней Канады. Он строил дороги и щедро раздавал земельные наделы. Собрал первую законодатедьную ассамблею, ввел британские институты - суд, английское законодательство, и др. Отменил рабство на территории губернаторства задолго до того, как оно было отменено в Британской империи в целом. При нем впервые начато освоение земель. Джон Симко строит город, называет его Йорк в честь герцога Йоркского и назначает столицей Канады. Сейчас это город Торонто. На излучине реки Хамбер в 1792г. Симко распорядился поставить Королевскую лесопилку. Позднее на месте лесопилки была построена мельница. Мельница эта несколько раз горела и перестраивалась, пока в 1881 г. не сгорела окончательно.

Время - начало двадцатого века

Роберт Хоум Смит.

Талантливый и образованный предприниматель Роберт Хоум Смит купил землю в излучине реки Хамбер. Земля стоила дешево, так как Город Йорк был довольно далеко, моста через реку Хамбер в этом месте не было, и приходилось добираться кружными путями. На фундаменте сгоревшей мельницы Смит построил чайный домик с танцевальным залом для развлечения богатых людей Йорка (впрочем, тогда уже город назывлся Торонто).

Мистер Смит был англофилом, и у него была мечта. Он мечтал создать поселок. где воплотились бы в жизнь лучшие лучшие архитектурно-социальные идеи конца 19 - начала 20 веков. Поселок в духе парковых пригородов, на которые был большой спрос у растущего среднего класса в Англии. Поселок - олицетворение желания семейного человека жить на природе и одновременно вблизи города, где создается экономическое благополучие семьи.Где в домах, построенных в стиле английских коттеджей без особых излишеств и претенциозности, будут жить бок о бок граждане высшего и среднего класса. Где архитектурные решения опираются на использование натурального ландшафта,местных строительных материалов и простой, элегантный, но не вычурный дизайн.

Свою мечту мистер Смит осуществил. Он купил дешевую землю, прилегающую к излучине реки Хамбер. Он основал контору по продаже земельных участков и при ней архитектурную фирму. Он набрал в фирму молодых талантливых архитекторов, иногда даже еще студентов.
На месте чайного домика был выстроен ресторан и отель под девизом "В долине Хамбер уголок старой Англии вдали от Англии". Два зала ресторана названы именем Этьенна Брюлэ, первопроходца этих мест.
Продавая замлю, мистер Смит включал в договор несколько обязательных условий, которые обеспечивали сходство дома с лучшими английскими образцами
-размещать дом на определенном, довольно большом расстоянии от тротуара и окружать его большим зеленым пространством, чтобы усилить ощущение парка;
-не ставить вокруг дома забор или делать его низким и из натуральных материалов;
-не включать в дом каретные сараи или гаражи;
-строить дом без цокольного этажа и только из натуральных материалов;
-крыши покрывать натуральным материалом, лучше сланцевыми плитами, и т.д.
Так был построен поселок Кингсвэй Парк. В 1929 году поселок был оценен Американской Архитектурной Ассоциацией как блестящее, лучшее достижение в этой сфере.
Хоум Смит и компания сумели осуществить почти невыполнимую задачу: выстроить поселок, воплощающий красоту и гармонию, из 671 индивидуального дома для индивидуальных хозяев силами независимых архитекторов и подрядчиков, каждый из которых имел свое представление о том, как надо строить.
Одной из основных причин успеха было глубокое уважение деловых людей к Роберту Хоуму Смиту как к бизнесмену. В 45 лет он был владельцем или президентом нескольких железных дорог, горнорудных предприятий, председателем Оттавской плановой комиссии и т.д.
На похоронах мистера Смита канадский поэт Макдоналд, его друг, прочел поэму, где были строчки:
"Его империей был Хамбер, и эта река
Навсегда течет через долину его сердца".

Это рассказ о том, как мечты, воля, талант и работа нескольких незаурядных людей изменили лицо маленького куска земли - долины реки Хамбер.



Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic

Image and video hosting by TinyPic
mi_ze: (Default)
В Канаде стоит замечательная канадская осень. Канадская осень - нечто синее, прозрачное, золотое, вишневое, алое, розовое и темнозеленое, и длится это весь сентябрь, весь октябрь и кусочек ноября, если повезет.

И вот в это лучшее время года празднуют День Благодарения. Формально - это дань благодарности дружественным индейским племенам, показавшим пришлым белым, что можно есть на их земле. В память об их гостеприимстве на столе должна обязательно быть индюшка весом килограмм эдак семь, в клюквенном или брусничном соусе. Индюшек продают подготовленными, обмазанными и завернутыми в пленку с напечатанной подробной инструкцией по их приготовлению, включая время нахождения в духовке в открытом и, впоследствии, в закрытом виде, каковое время высчитано индивидуально для каждой птички в зависимости от ее веса. Так что приготовить невкусную индюшку - это надо особый талант иметь.

Дружественных тех индейцев давно нет, благодарность белых сменилась комплексом вины и потомки индейцев в резервациях так тщательно оберегаются от необходимости трудиться, что постепенно забывают, как это делается.

В прошлом веке обычай велел в День Благодарения накормить голодного. Есть чудный рассказ О'Генри, как некий джентльмен из года в год в этот день угощал некоего нищего роскошным обедом, наблюдая с умилением, как тот поглощает пищу. Но как-то нищему предложили поесть раньше, так что он был уже сыт, когда джентльмен, как всегда, пригласил его в ресторан. Нищий хорошо понимал необходимость чтить обычаи, он без лишних слов уселся за стол и, опять же, как всегда, принялся есть, изо всех сил стараясь скрыть, насколько тяжело ему проталкивать в горло кусок за куском. Старый джентльмен, тоже как всегда, с умилением за ним наблюдал - и вдруг упал со стула. "Голодный обморок",- констатировал врач.

В наше время этот день принято встречать в кругу семьи и гостей. На столе непременная индюшка, покрытая золотистой хрустящей холестериновой корочкой. В плошках - клюквенный и брусничный соус. И - традиционный тост: вспомним всех, кто сделал нам хорошее в жизни! Пусть нашим детям встретится много людей, о которых они будут вспоминать в этот день, и еще больше тех, которые будут вспоминать их! И будем здоровы!

Profile

mi_ze: (Default)
mi_ze

March 2017

S M T W T F S
    123 4
56 7891011
12131415161718
192021222324 25
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:29 am
Powered by Dreamwidth Studios